Литературный онлайн-журнал
Лаборатория

Игорь Ваньков. MyUrrral

cloud-гэс перерастает своих детей; возрастает количество капель на поцелуях, умножая движение вверх, когда up не становится down, поскольку не работают тормоза, список останавливающих факторов недоступен, он выдаёт ошибку; в твоём мире произошла авария времени и всё теневое выходит наружу, отравляя остановки
станции без внутренних сближений
между людьми теперь присутствуют блокпосты, экраны заблокированы — они отражаются друг в друге обоями, образуя зеркало, замыкающее клеммы на себя
— оно кричит «я»
в моём мопеде тоже были клеммы — я и мой друг ставили на мопед колонки и противотуманные фары, не обращая внимания на слабость аккумулятора, генератора тока, грузоподъемность лесовозов; мы слепили Уралы, мужчин и женщин, наблюдали за подростками в ночное время; мы были довольны жизнью — без правил-обрядов-быта; нам предстоит долгий путь, большая дорога (без времени, места) — когда с грацией возведут новые здания, зажгут самые технологичные лампочки (электрическими спичками) — воскресят душу светом звуковых мониторов; так как мы воскрешали свет маленькими мопедами, решительными скутерами, образованными мотоциклами — линией сердца (сгорающего-
ответственного

электрошокер рифмует день-ночь в тачке
рассыпается свет пластиковыми ручками, элементами карандашей, переводками и лампочками — sil тебе дорогой друг (в защиту) электрошокер трогается с места с первой скорости места, овладевает эмулятором жизни трогательный человек в реальности; газует хонда в виде трансформера-Нивы; через большой прозрачный обтекатель видно, как наливается сок заката — но мы на рассвете поджигаем ранец с тетрадками старой школы — нового присутствия;
я собрался с мыслями, чтобы дать себе провод жить, чтобы проложить его закрытым способом (в виде всех возможных развёрнутых
(в виде ставней распахнутых напоказ
гризли берет ток в ручье, останавливает время, берёт на себя ответственность за мысли детей, думающих
что они дети — думающих о хорошем

cold-гэс греет мою душу; внутренние заборы, здания, долины, правильные обострения; я работаю оператором удалённо (мало читаю и много сплю) рисую сигаретой слабые стороны души — я иллюстратор; я регулярно передаю привет — Томе, Глебу, Игорю — для них этот «привет» не заканчивается, даже если у моих друзей сядет mp3-плеер — приветствие не пройдет, но станет ещё более сильным-настойчивым; «привет» межгалактическим ракетам и непрекращающимся войнам между мужчинами и женщинами; вряд ли кто-то из них прав — пока мужчины собирают свои мотоциклы, женщины водят хороводы — красят дома, убаюкивают детей, останавливают цунами;
cold-гэс это место, перерастающее во вдохновение, даже если на Пермь полетят ракеты — есть шанс выжить — во сне; я люблю сон, который предлагает поспать множество
мы всё дальше и дальше от истины, в которой Родина; мне бы хотелось, чтобы мое сердце отдавало ток и вибрации всему тому, что не-прекращает свет, пока в небе играет: Red bottom sky,
соседи пишут стихи

сибирь стаскивает край света за необъятность карты мои шуршащие Лиды освещают «огонь» темницы; огонь темницы ссыпается пикселями тебе на ладонь милая угасает рай потихоньку восхищает рай Бога — сильная сторона это петь, когда много желания лечь поперек было:
я люблю герань меняю цвет как меняю цвет
детализируются далёкие здания — еле видимы вертолётные площадки (виртуальные) там читают хип-хоп три человека мужчина передает эстафету-палочку дрожащую в руках волшебной своей маме отсутствию магии способствует безумие волшебства в нашем мире — кривые ставни пускают души в кухню, в-рот окна залетает свет — я люблю тебя (это момент)
мой друг осветил квартиру новым завтра — ламповой атмосферой эмбиента, крохотного лоу-фая
(с высокой колонки)
звук наделяет деревни времени Глебом/Игорем
— они ждут ток, который распадается на запчасти — бамперы, номера — это новость о замене времени наконец-то может обрадовать всех присутствующих

* * *

между травой есть место — тебе, мой ток
ты вылечиваешь тонкий металл сердца я ли тебя люблю you ты вычёркиваешь годы жизни сквизером, решаешь завалить горизонт, ток ждёт правды и не фильтрует bazar — камри разбросана по вертолётной площадке фигурными скобками новым завтра с новой силой приветствует крики сигналка мысли
с угона не начинается карьера мятых башен активных пашен я люблю пашни и свет медленно стекающий на новые нашивки любимой девушки когда между травами возникает трение образуется слово явь образуется слово день я не раскрасил себя по полной пока но всё таки привет я без сомнений лав ю ай лав you слушаю без сомнений зил (один) меня покрасили я спросил не обволакивает ли сегодня ток жаждущие жизни
деревни времени

* * *

это не стих — это татуировка/с названием песни-названием громкого
стихотворения, которое добавляет volume в большой машине, которая
приветствует новые дни (от рассвета до заката) приветствует (большой)
бирюзовый рок=или медленный клауд; slowed + reverb оборачивается шумом в сердце,
минутами любви без-зла-отвращения-смерти (на высоте воскрешения)
с силой правды, которая окрашивает сити 17
обнажает свою душу ответственным игрокам; ответственному року =
когда развитие гаечных ключей сопровождается набуханием; когда телевизионные антенны
умирают от света звёзд
(выцветающих), но поющих: Miami Ultras
когда я радуюсь — радуюсь снова

Дата публикации: 01.02.2024

Игорь Ваньков

Игорь Ваньков

Поэт. Родился в 2001 в году в Красновишерском районе (Пермский край). Участник Всероссийского поэтического слэма в Красноярске. Публиковался в журналах «Флаги», «Вещь» и на портале «полутона». Участник «Лаборатории медиапоэзии 101». Лонг-лист премии Аркадия Драгомощенко (2021). Автор книги стихотворений/поэтических текстов «ЗИЛ» (Екатеринбург: Полифем, 2023). Участник музыкальных проектов «ниже линий», «spy kids». Живёт в Перми.