Литературный онлайн-журнал
Лента

Письмо детям

Письмо детям

в землях У листья шелковиц зеленые
шелкопряды спят спят
моя семья в восточном Лу
и я гадаю кто обрабатывает поля
я не могу вернуться вовремя к весенним работам
и ничем не могу помочь в одиночестве странствуя по реке
южный ветер несет мой тоскующий дух
прямо к нашему дому
к персиковому дереву растущему с восточной стороны
к дереву что я сам посадил
перед тем как оставить вас
кажется три года уже прошло
сейчас оно должно быть выросло
высотой сравнявшись с крышей дома
а я все странствую и никак не вернусь
милая моя дочь Пинъян я вижу тебя
как ты стоишь у этого дерева и срываешь цветущую ветку
а меня нет рядом и твои слезы текут как ручей
мой маленький сын Боцинь
наверное ты уже достаешь сестре до плеч
наверное ты приходишь вместе с ней к персиковому дереву
но нет никого кто бы нежно похлопал тебя по спине
когда я думаю об этом все мои чувства в смятенье
и острая боль ежедневно пронзает мое сердце
поэтому сейчас я отрываю кусок белого шелка
чтобы написать это письмо
и отправить его со всею моею любовью
к вам по реке

Северный ветер

дракон-свеча обитает за вратами холода
и его свет освещает мрак
там где не светят ни луна ни солнце
там куда долетает только северный ветер
слетая с яростным ревем с небес
снежинки в Ласточкиных горах размером с циновку
мириадами они падают на древнюю террасу
декабрь
задумчивая женщина из Ючжоу
не будет петь не будет улыбаться
ее брови-бабочки стерты
она стоит у ворот и смотрит на путников
вспоминая того кто взяв свой меч
отправился защищать границу
того кто горько страдал от холода за великой стеной
того кто погиб в битве и уже никогда не вернется
он оставил ей колчан с вышитым золотом тигровым узором
и пару белоперых стрел
за долгие годы покрывшиеся пылью и паутиной
дары любви на которые грустно смотреть
она достает их и бросает в огонь
можно сдерживать воды Хуанхэ укрепив берега
но не северный ветер и вьюгу 

На рассвете Боди покидаю[1]

на рассвете Боди покидаю
с розовыми облаками
тысяча ли до Цзянлина —
за́ день туда домчусь
с каждого берега
доносятся не прекращаясь 
обезьяньи крики 
легкая моя лодка
уже десять тысяч гор
оставила позади

Перевод с китайского Павла Алёшина

Дата публикации: 06.06.2024


[1] Вот что об этом тексте пишет академик В.М. Алексеев: «Направлявшийся в изгнание поэт в горном городе Боди — городе Белого императора (одного из пяти небесных государей, повелевающего драконами) — получил весть, что прощен, и тотчас, словно на крыльях, помчался обратно в Цзянлин. Видимо, с добрым известием связано и то, что Боди поутру окутан благовещими многоцветными облаками».

Ли Бо

(李白, 701, Суйе, ныне г. Токмак, Респ. Кыргызстан — 762 (?), Даньту)

Один из самых значительных китайских поэтов. С юности проявил поэтический талант, отличался познаниями в классической литературе, интересом к даосизму. Много странствовал, участвовал в организации литературных содружеств («Шесть отшельников у ручья в бамбуках», «Восемь бессмертных пьяниц» и др.). В 742–744 гг. служил при императорском дворе, но из-за интриг был вынужден уйти с должности. За поддержку опального принца в период мятежа Ань Лушаня был заточён в тюрьму, затем сослан, но по дороге в ссылку получил помилование. Сохранилось более 980 поэтических произведений. На русском языке переводы Ли Бо появляются с начала XX века.

Павел Алёшин

Поэт и переводчик. Родился в 1990 году в Москве. Окончил исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат искусствоведения. Автор нескольких книг стихов и переводов. Публиковался в журналах «Наше наследие», «Носорог», «Слово\Word», «Флаги», «Prosōdia», «Новый Берег», «Интерпоэзия», «Вестник Европы», «Вестник РХД», «Искусство кино», «Всеализм»,  «Rosamundi», в альманахе «Артикуляция», на порталах «Солонеба» и «полутона». Живёт в Москве.