Литературный онлайн-журнал
Лента

[дерево, темпера, kodak]

1.

[Спас-на-Нередице]  степенью натяжения
в геопоэтику пустыря. — не войдёт ли твоя
рыбьего пузыря искать?
                          третьего дня запекли в золе
клюв херувима.
Читали:
«К узловой природе градостроения»,
что мы не выходим на улицы
и не выносим святых (1).
                                          На дух не выносим
                                                                 святых
                                                                        (2).

2.

Псевдодокументальный фильм о слепом чернеце
с гиперчувствительной лобной костью
[мол  намечтал экран].
                                         Все эти образы были в теле,
                                         и только не надо врать,
что небо закрыто над всей Ордой,
что ангелы сторожат.

3.

[Игла блицкрига] love in the wood
Ближе озера Ильмень лишь шум твоего лица.
Теорема Фалеса бережно режет путь,
оставляя монголам — плоскость на трёх опорах,
ордынцам — образ о двух углах.                     

4.

Звенигородское ранчо [из деисусного чина],
и вот бы — невидимое кино:
игумен сжигает митру,
читая закадровый текст на ломаном итальянском.

5.

Хиротония в условиях мерзлоты:
в застенок стекает ирис,
транслируя свой побег
в раскольничий Ново-Вегетативный [не сохранившийся узел]

6.

Приняв обет бездорожья, глотает воздушный шар:
словно выстроить карту — сломать, обеззвучить лопасть.
Говорят, что Рублёв не видывал дирижабль.

7.

Никто не парадоксален, но как бы
глянцевый Соррентино
изобразил Аввакума?

8.

                                                                      [София около мглы]
Глухо тянется крестный ход: не хватает мембран палатки.
Так что роют гробы и скрываются от дождя, 
жгут костры дождевых червей: оператор
примкнул к последним.

Дата публикации 04.04.2024

Матвей Соловьёв

Поэт, редактор журнала «Флаги». Родился в 2001 году в Рыбинске. Окончил РГГУ. Живёт в Москве.